Позиция 2. Комиссионер несет ответственность за утрату, недостачу или повреждение имущества комитента, несмотря на то, что данные обстоятельства возникли в связи с противоправными действиями третьего лица

Основание освобождения комиссионера от ответственности перед комитентом

Статья 998 ГК РФ устанавливает, что комиссионер отвечает перед комитентом за утрату, недостачу или повреждение находящегося у него имущества комитента. Однако данная норма не предусматривает оснований для освобождения комиссионера от подобной ответственности.

Анализ судебной практики показывает, что в некоторых случаях суд освобождает комиссионера от ответственности за утрату, недостачу или повреждение имущества комитента.

 Вывод из судебной практики: По вопросу о возможности привлечения комиссионера к ответственности за утрату, недостачу или повреждение имущества комитента, если это связано с противоправными действиями третьего лица, существует две позиции судов.

Позиция 2. Комиссионер несет ответственность за утрату, недостачу или повреждение имущества комитента, несмотря на то, что данные обстоятельства возникли в связи с противоправными действиями третьего лица.

 

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 11.04.2011 N КГ-А41/2820-11-П по делу N А41-4123/10

«…Поскольку в данном случае агент действует от своего имени, к правоотношениям сторон в соответствии со ст. 1011 Гражданского кодекса Российской Федерации подлежат применению положения Гражданского кодекса Российской Федерации о комиссии.

Согласно п. 1 ст. 998 Гражданского кодекса Российской Федерации комиссионер отвечает перед комитентом за утрату, недостачу или повреждение находящегося у него имущества комитента.

В соответствии с п. п. 1, 3 ст. 401 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Вместе с тем, доказательств, подтверждающих наличие непреодолимой силы, ответчик суду не представил. Обстоятельства, связанные с возбуждением уголовного дела по факту кражи товара из помещения, в котором находился товар истца, к обстоятельствам непреодолимой силы не относятся и не освобождают ответчика от ответственности за неисполнение своих обязательств по договору…»

 

 

Постановление ФАС Московского округа от 16.02.2010 N КГ-А40/129-10 по делу N А40-55715/09-43-497

«…Как видно из материалов дела и установлено судами обеих инстанций, в соответствии с договором комиссии от 15 ноября 2007 года N 117 комиссионер (ответчик) обязался за вознаграждение совершать сделки по реализации имущества комитента (истца).

В результате пожара, произошедшего 27 августа 2008 года в занимаемом ответчиком помещении, повреждено имущество истца на общую сумму 96.530 руб., переданное в соответствии с заключенным между ними договором.

Отказ ответчика от возмещения истцу убытков, составляющих стоимость переданного на комиссию товара, послужил причиной для обращения истца в суд с данным иском.

В соответствии с частью 1 статьи 998 Гражданского кодекса Российской Федерации комиссионер отвечает перед комитентом за утрату, недостачу или повреждение находящегося у него имущества.

Доказательства утраты ответчиком товара, переданного истцом, вследствие непреодолимой силы в материалах дела отсутствуют.

Судами обеих инстанций установлено, что пожар произошел вследствие поджога, совершенного неустановленным лицом.

Преступные действия третьих лиц, осуществивших поджог принадлежащего ответчику магазина, не относятся к обстоятельствам непреодолимой силы ввиду отсутствия признаков чрезвычайности и объективной непредотвратимости.

С учетом изложенного, судами обеих инстанций сделан обоснованный вывод о том, что ненадлежащее исполнение ответчиком обязательств по договору комиссии и утрата переданного ему истцом на реализацию имущества повлекло причинение истцу реального ущерба в виде стоимости утраченного имущества.

Поскольку обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, суды правомерно применили к ответчику гражданско-правовую ответственность в виде взыскания убытков в сумме 96.530 руб…»