Отличием договора комиссии от договора купли-продажи является отсутствие перехода права собственности на товар к комиссионеру

Вывод из судебной практики: Отличием договора комиссии от договора купли-продажи является отсутствие перехода права собственности на товар к комиссионеру. Последний лишь оказывает услуги по заключению договора с покупателями.

 

Судебная практика:

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 17.02.2009 N А19-7871/08-30-04АП-3049/08-Ф02-275/09 по делу N А19-7871/08-30

«…Согласно договору комиссии N 5Р-13 от 16.01.2006, заключенному предпринимателем (комиссионер) с закрытым акционерным обществом «Корпорация Северная Корона» (комитент), комиссионер получает от комитента подлежащий реализации товар, внеся комитенту 100% стоимость полученного товара.

В соответствии с пунктом 3.5 договора вознаграждение комиссионеру уплачивается комитентом при соблюдении условий договора в течение 5-ти рабочих дней с момента подписания сторонами акта выполненных работ, после получения комитентом счета-фактуры, в том числе и путем проведения актов зачета взаимных требований.

Как установлено судом апелляционной инстанции и следует из материалов дела, предприниматель в 2006 году по протоколам взаимозачетов получил от закрытого акционерного общества «Корпорация Северная Корона» по указанному договору вознаграждение в размере 282 250 рублей.

Суд апелляционной инстанции обоснованно пришел к выводу, что выручка в размере 282250 рублей получена предпринимателем не в результате осуществления им розничной торговли, подлежащей обложению единым налогом на вмененный доход для отдельных видов деятельности, а по иному виду деятельности, облагаемой по общей системе налогообложения.

По договору комиссии согласно статье 990 Гражданского кодекса Российской Федерации одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента.

По сделке, совершенной комиссионером с третьим лицом, приобретает права и становится обязанным комиссионер, хотя бы комитент и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки.

Следовательно, существенным условием договора комиссии является его предмет — оказание посреднических услуг в сфере торгового оборота, то есть предметом договора комиссии является оказание посредником услуг по совершению сделок в интересах и по поручению комитента.

Наличие в договоре комиссии условия относительно предоплаты, в том числе и относительно 100% предоплаты, не может повлиять на переквалификацию договора комиссии в договор купли-продажи, поскольку ключевым отличием договора купли-продажи, предметом которого является реализация товаров, от договора комиссии является условие о переходе права собственности к контрагенту (пункт 1 статьи 454 ГК РФ), то есть договор комиссии предполагает, что комиссионер лишь оказывает продавцу услуги по заключению договора с покупателями…»

 

Дальневосточный округ

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 02.07.2015 N Ф03-2108/2015 по делу N А73-12654/2014

«…Арбитражными судами первой и апелляционной инстанций по материалам дела установлено, что 29.03.2012 между предпринимателем Онищенко (продавец) и предпринимателем Нестеровым (покупатель) заключен договор N 15 (далее — Договор), предметом которого является принятие на себя покупателем обязательства по реализации товара в количестве и в соответствии с приложенными документами (пункт 1.1).

В рамках данного Договора предприниматель Онищенко по товарным накладным, содержащим наименование, количество и стоимость товара, передавал предпринимателю Нестерову аквариумы и оборудование к ним, а последний, в свою очередь, производил выплаты и частично возвращал товар.

Претензионным письмом от 18.07.2014, которое получено предпринимателем Нестеровым, предприниматель Онищенко расторг Договор и предложил покупателю произвести в срок до 30.07.2014 расчет за полученный им товар, а именно: оплатить задолженность в сумме 159 051 руб.

Указанная сумма, как установлено арбитражными судами и не оспаривается сторонами по делу, составляет 50% стоимости переданных предпринимателю Нестерову по Договору аквариумов.

Также не является спорным для участников по делу тот факт, что оставшаяся сумма стоимости этих аквариумов — в размере 159 075 руб. ранее была оплачена предпринимателем Нестеровым в соответствии с пунктом 3.1 Договора.

Названные выше суммы — 159 051 руб. и 159 075 руб. предъявлены сторонами к взысканию друг с друга в рамках первоначального и встречного исков соответственно. Кроме того, предприниматель Онищенко в иске просил взыскать с предпринимателя Нестерова начисленные на сумму долга по правилам статьи 395 ГК РФ проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 01.08.2014 по 22.09.2014.

Квалифицируя заключенный между сторонами Договор, арбитражный суд первой инстанции пришел к выводу о том, что он является договором купли-продажи, при этом суд указал на отсутствие в нем всех обязательных признаков договора комиссии. Поскольку факт передачи аквариумов продавцом покупателю, а также неосуществления последним полной оплаты стоимости полученного товара установлен, суд первой инстанции на основании статей 486, 309 и 395 ГК РФ удовлетворил первоначальные исковые требования, отклонив встречный иск с учетом квалификации спорного Договора.

Арбитражный апелляционный суд поддержал выводы суда первой инстанции.

Суд округа не может согласиться с данной судами правовой квалификацией Договора в части спорного товара — аквариумов, поскольку она не соответствует условиям Договора, установленным по делу фактическим обстоятельствам, а также сделана без учета положений глав 30 и 51 ГК РФ и разъяснений, изложенных в Информационном письме N 85.

Согласно пункту 1 статьи 990 ГК РФ по договору комиссии одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента. По сделке, совершенной комиссионером с третьим лицом, приобретает права и становится обязанным комиссионер, хотя бы комитент и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки.

В силу пункта 1 статьи 996 ГК РФ вещи, поступившие к комиссионеру от комитента либо приобретенные комиссионером за счет комитента, являются собственностью последнего.

По договору купли-продажи в соответствии с пунктом 1 статьи 454 ГК РФ одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

Сравнительный анализ названных норм права свидетельствует о том, что договор купли-продажи предполагает переход права собственности на передаваемый товар от продавца к покупателю, в то время как по договору комиссии переход права собственности на вещи (в отношении которых комиссионер обязуется совершить сделки от своего имени) от комитента к комиссионеру не происходит; договор комиссии лишь обязывает комиссионера оказать комитенту как собственнику товара услуги по заключению договора с покупателями этого товара.

Таким образом, основным отличием договора комиссии от договора купли-продажи является разрешение вопроса о праве собственности на товар.

Определяя предмет спорного Договора, стороны согласовали его в пунктах 1 и 2 в виде обязанности покупателя (предпринимателя Нестерова) реализовать товар, индивидуализированный в товарных накладных, переданный ему продавцом (предпринимателем Онищенко), при этом указание на переход права собственности на этот товар от продавца к покупателю Договор не содержит.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 1 Информационного письма N 85, правовая природа договора, по которому товар передается на реализацию, определяется судом исходя из толкования условий данного договора и фактических отношений сторон, сложившихся при его заключении и исполнении.

Правильная квалификация заключенного между сторонами Договора имеет существенное правовое значение для разрешения как первоначального, так и встречного иска.

Между тем изложенное выше свидетельствует о том, что суды при принятии обжалуемых судебных актов неполно исследовали и оценили все содержащиеся в материалах дела доказательства, имеющие значение для правильного рассмотрения настоящего дела, выводы обжалуемых судебных актов не соответствуют установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, применение норм материального нарушено.

Указанное в силу части 1 статьи 288 АПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных актов…»

 

Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 30.10.2013 по делу N А40-4946/13

«…Допрошенные в ходе налоговой проверки и в суде свидетели — физические лица — комитенты по спорным договорам показали, что они не давали каких-либо поручений автосалону на поиск покупателей для продажи своих автомобилей, что они не несли никаких затрат, связанных с дальнейшей реализацией автомобилей третьим лицам, что общество не представляло физическим лицам отчетов комиссионера, что подержанный автомобиль, переданный автосалону, реализовывался им без извещения комитентов о результатах реализации, а зачет оговоренной в договоре стоимости подержанного автомобиля в счет оплаты новых автомобилей по договорам купли-продажи производился в день подписания спорных договоров до фактической реализации подержанных автомобилей третьим лицам.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что, заключая спорные договоры в рамках программы «трейд-ин», физические лица — продавцы подержанных автомобилей расценивали действия общества как действия по выкупу (или обмену) у них подержанных автомобилей, в связи с чем их не интересовали условия, на которых эти автомобили будут реализованы обществом третьим лицам (цена, сроки реализации, риски, связанные с возможной непродажей, или продажей по меньшей цене).

Кроме того, ключевым отличием договора купли-продажи, предметом которого является реализация товаров, от договора комиссии является условие о переходе права собственности к контрагенту (пункт 1 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации), то есть договор комиссии предполагает, что комиссионер лишь оказывает продавцу услуги по заключению договора с покупателями.

Судами установлено, что общество на свое усмотрение распоряжалось автомобилями, принятыми для реализации, могло реализовать их по согласованной с комитентами цене (без какой-либо прибыли и компенсации расходов на реализацию) или по цене, ниже согласованной, что также противоречит правовой природе договоров комиссии, поскольку договор комиссии исполняется за счет комитента, а не за счет комиссионера. Право распоряжаться имуществом по своему усмотрению и нести бремя его содержания в силу положений статей 209, 210 Гражданского кодекса Российской Федерации принадлежит собственнику имущества, тогда как комиссионер, действующий в рамках договора комиссии, не является собственником переданного ему для реализации товара.

Между тем, согласованная стоимость автомобилей, переданных обществу для реализации, была уплачена обществом комитентам до фактической продажи автомобилей третьим лицам и в последующем разница стоимости комитентами обществу не возмещалась. О допущенном отступлении от согласованной в рамках спорных договоров продажной цены товара общество комитентов не уведомляло.

На основании изложенного, суды пришли к выводу о том, что отношения сторон спорных договоров не характерны для правоотношений, возникающих из договора комиссии.

Нормы материального права применены правильно, нарушения норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебных актов, судами не допущено…»

 

Постановление ФАС Московского округа от 26.03.2012 по делу N А41-4437/11

«…ООО «Стэнойл» обратилось в Арбитражный суд Московской обл. с заявлением о признании недействительными следующих ненормативных правовых актов: решения о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения от 11.02.2010 года N 18, вынесенного УФНС России по Московской обл.; требований об уплате налога N 752 от 16.03.2010 года, N 37 от 06.04.2010 года, N 39 от 17.05.2010 года, N 253 от 08.06.2010 года, N 254 от 29.06.2010 года, постановлений о взыскании налогов, пеней, штрафов за счет имущества налогоплательщика N 254 от 21.04.2010 года, N 368 от 17.06.2010 года, N 569 от 28.07.2010 года, вынесенных Межрайонной ИФНС России N 11 по Московской обл.

Решением Арбитражного суда Московской обл. от 09.09.2011 года, оставленным без изменения постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2011 года, заявление удовлетворено.

Изменяя квалификацию сделки комиссии на сделку купли-продажи, налоговый орган указал, что ООО «Гранд» и ООО «МаркетКом» реальную хозяйственную деятельность не вели. Лица, значащиеся руководителями, при допросе отрицали причастность к данным организациям. Организации не располагались по адресам регистрации, не имели основных средств, работников для осуществления хозяйственной деятельности, не несли хозяйственных расходов, фактически топливо налогоплательщику по договорам комиссии не поставляли.

Суды установили, что предметом договоров комиссии от 30.05.2005 г. N 14 и от 01.03.2007 г. N 18 являлось совершение ООО «Стэнойл» в качестве комиссионера от своего имени в пользу комитентов ООО «Гранд», ООО «МаркетКом» сделок по продажам по поручениям и за счет комитентов принадлежащих комитентам нефтепродуктов за вознаграждение. Комиссионер должен был заключать от своего имени с покупателями договоры купли-продажи.

Действуя в качестве комиссионера, ООО «Стэнойл» реализовывало авиатопливо покупателю ЗАО «ТЗК Шереметьево» по договору N 1КС\П от 02.02.2004 г.

По условиям договоров комиссии (п. 5.1) комитенты сохраняют право собственности на товар и несут риски по товару до момента перехода рисков к покупателю.

Основываясь на совокупности вышеуказанных обстоятельств, суды установили реальность совершения сделок комиссии.

У суда кассационной инстанции нет оснований считать, что выводы судов не соответствуют материалам дела, поскольку доказательства возникновения у ООО «Стэнойл» права собственности на топливо; доказательства возвращения к нему денежных средств, перечисленных комитентам; доказательства согласованности действий с целью создания видимости совершения сделок комиссии между ООО «Стэнойл», покупателем, комитентами, иными лицами, участвовавшими в производстве и реализации топлива — не представлены…»

 

Северо-Кавказский округ

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 05.05.2010 по делу N А25-1177/2008-12

«…Из названных норм следует, что договор комиссии относится к числу договоров, направленных в том числе на предоставление услуг. Тот факт, что эта услуга выражена в реализации товара, не позволяет данные отношения квалифицировать как розничную торговлю ни согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации, ни согласно Налоговому кодексу Российской Федерации. При оказании комиссионных услуг комиссионер получает доход не вследствие продажи принадлежащего ему товара, а за счет комиссионного вознаграждения, получаемого от комитента.

Судебные инстанции исследовали и оценили представленные в материалы дела главную книгу за 2005 — 2007 годы, приходные и расходные кассовые ордера, кассовые отчеты, справки-счета и отчет по учету выписанных справок-счетов, установили, что общество (комиссионер) совершало сделки купли-продажи в отношении принадлежащих на праве собственности физическим лицам (комитентам) автомобилей, которые оформляло путем выдачи справок-счетов, содержащих существенные условия договоров купли-продажи. Покупатели транспортных средств вносили в кассу общества наличные денежные средства в размере стоимости автомобилей, которые общество в последующем выдавало из кассы продавцам (комитентам), удерживая при этом комиссионное вознаграждение. В ходе осуществления этих операций общество не приобретало право собственности на автомобили…»

 

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 28.10.2009 по делу N А25-1177/2008-12

«…Из названных норм следует, что договор комиссии относится к числу договоров, направленных, в том числе, на предоставление услуг. Тот факт, что эта услуга выражена в реализации товара, не позволяет данные отношения квалифицировать как розничную торговлю ни согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации, ни согласно Налоговому кодексу Российской Федерации. При оказании комиссионных услуг комиссионер получает доход не вследствие продажи принадлежащего ему товара, а за счет комиссионного вознаграждения, получаемого от комитента.

При первоначальном рассмотрении дела суды, исследовав и оценив представленные в материалы дела главную книгу за 2005 — 2007 годы, приходные и расходные кассовые ордера, кассовые отчеты, справки-счета и отчет по учету выписанных справок-счетов, установили, что общество (комиссионер) совершало сделки купли-продажи в отношении принадлежащих на праве собственности физическим лицам (комитентам) автомобилей, которые оформляло путем выдачи справок-счетов, содержащих существенные условия договоров купли-продажи. Покупатели транспортных средств вносили в кассу общества наличные денежные средства в размере стоимости автомобилей, которые общество в последующем выдавало из кассы продавцам (комитентам), удерживая при этом комиссионное вознаграждение. В ходе осуществления этих операций общество не приобретало право собственности на автомобили.

Суд кассационной инстанции в постановлении от 15.06.2009 признал правильной квалификацию осуществляемой обществом деятельности как комиссионной торговли, в отношении которой статьей 346.26 Налогового кодекса Российской Федерации не предусмотрена возможность применения системы налогообложения в виде ЕНВД…»